InnoNews

Наука в деталях | Кибер-шаги навстречу будущему

Восьмидесятые годы прошлого века стали не только эрой технического прорыва во многих сферах, но и временем, когда люди мечтали и представляли ближайшее будущее, воплощая свои яркие фантазии в произведениях массовой культуры и прототипах изобретений, которые стали для нас, сегодняшних землян, уже привычными. Да, пока личный автомобиль с антигравом и двигателем на холодном термояде остается лишь фантастикой, но зато у нас есть смартфоны, превосходящие мощностью все суперкомпьютеры 80-х вместе взятые, ноутбуки толщиной с пару листов бумаги или домашние системы виртуальной реальности.


Наш сегодняшний герой тоже с детства грезил о временах, когда фантастические технологии сойдут с кинопленок. Для него они казались ближайшим будущим, но шли годы, но ничего похожего из антуража гик-культуры в реальном мире не появлялось. И тогда из стороннего наблюдателя он стал реализатором. Несколько лет назад придуманная красноярским студентом Института инженерной физики и радиоэлектроники СФУ Сергеем Маленюком куртка, умеющая находить своих пропавших хозяев, оказалась в финале проекта «Технологические стартапы». И вот на подходе свежая разработка — начиненные электроникой кроссовки, практически сошедшие с кадров фантастической трилогии Роберта Земекиса. Но обо всем по порядку.

— Интерес к гик-культуре у меня был с самого детства, — делится Сергей. — Я обожал научно-фантастические фильмы, до пикселя рассматривал футуристические арты и грезил о появлении всех этих вещей и идей в реале. Но однажды решил, что вместо того, чтобы ждать, когда кто-то начнет реализовывать мечты гиков, можно самому взяться за дело. Да, это потребует много умений, времени, сил и финансов, но меня уже невозможно было отговорить от этой идеи. С этого момента каждый просмотр фильма сопровождался не мыслью, когда же это настанет, а размышлением над тем, как это сделать? Первой серьезной задумкой, вышедшей за стены комнаты, стал проект по созданию роботизированной руки. Проект разрабатывался в рамках школьной научной конференции. Рука, словно из «Терминатора», могла сжимать пальцы в недокулак. А главной фишкой механизма являлся пульт управления, выполненный в виде браслета, отслеживающего движение мышц предплечья. Несмотря на простоту механизма, проект по достоинству оценили на школьном и городском уровнях, но до краевого он так не добрался. Но тем не менее этот проект греет мою душу, ведь именно он стал истоком моей изобретательской и инновационной деятельности, хоть на тот момент я даже об этом и не подозревал.


— Вам ближе индивидуальный стиль работы или сложилась команда единомышленников? Как происходит взаимодействие: кому-то приходит идея или концепция, и тут же начинается общее обсуждение? Или все по-другому?

— Вплоть до второго курса, я считал себя самодельщиком, акцентируясь на корне «сам», но не из-за того, что не хотел делиться своими идеями, а из-за того, что никого не интересовали. Для меня это было хобби, которому я отдавал свободное время, но никому не мог ответить, зачем я этим занимаюсь. Но так было до одного замечательного мероприятия, которое стало для меня новой точкой отсчета. Я записался на проект от СФУ и Красноярского регионального инновационно-технологического бизнес-инкубатора «Техностартапы». Там нас учили грамотно составлять инновационные проекты: мы готовили презентации для инвесторов, заявки на гранты, составляли бизнес-планы. Там я понял, что для перехода на профессиональный уровень у меня точно не хватит компетенций, сил и времени. Там же, для своего первого проекта, собрал команду, и пусть первоначальный состав распался, зато я усвоил, что команда — основа успешного проекта. Сейчас, занимаясь новыми проектами, я не забываю пополнять мою небольшую команду новыми людьми. Несмотря на то, что в данный момент все мы работаем за идею, единомышленники сами приходят к нам, от чего только приятней заниматься развитием самих проектов. В основном, наша команда состоит из изобретателей-самоучек. У нас очень много задумок, и останавливает от их реализации только отсутствие финансовой поддержки. Мы оптимистично верим, что в скором будущем темп реализации проектов будет догонять темп зарождения новых идей.


— Помогает ли в создании разработок учеба в университете или фундаментальная наука, наоборот, ограничивает полет мысли и фантазии? И вообще, как считаете, будущее технологий и прогресса зависит от кабинетных ученых или энтузиастов-одиночек? И как относятся к вашим увлечениям и изобретениям преподаватели, друзья и близкие?

— В этом году я закончил обучение по программе бакалавра на направлении фундаментальной физики, поэтому, находясь по обе стороны науки и технологий, могу утверждать, что сравнивать лабораторных ученых и изобретателей-энтузиастов ни в коем случае нельзя. Мы не можем оценивать вклад в развитие технологий тех или иных групп людей, ведь каждая вносит незаменимый вклад. Лабораторные ученые, словно шахтеры, тяжелым трудом добывают «алмазы», а изобретатели, вроде ювелиров, не менее тяжелым трудом, делают из них «бриллианты». Исходя из этой грубой аналогии, можно понять, что научные открытия будут стоить гораздо больше, если найдутся люди, которые смогут правильно ими воспользоваться и применить на пользу общества. В свою очередь, фундаментальные открытия тоже зависят от будущего применения, ведь никто не станет заниматься исследованиями, заранее зная, что они будут бесполезными. Конечно, в случае фундаментальных исследований в рамках университета есть шанс на прикладное применение результатов, но шанс этот довольно маленький. В моем случае, самоделки определили направление своего развития еще до того, как я получил какие-либо результаты исследований в рамках научной практики. И если подогнать самоделки под результаты возможно, то обратное — нет. Таким образом, два направления моей деятельности разошлись по разным дорогам. Из-за того, что изобретательская деятельность не ценилась в рамках моего направления обучения, институт не оказывал прикладного содействия, но такие структуры университета как Центр инновационного консалтинга СФУ активно помогал мне с консультациями по вопросам получения и реализации грантов. И если с университетом у меня всегда оставался нейтралитет, то с друзьями и близкими было наоборот. Многие, как и я сам, раньше считали мою деятельность просто интересным хобби, но со временем стали позиционировать ее как профессиональную. Я постоянно чувствую поддержку со стороны близких и знакомых, и она очень много для меня значит, ведь она, словно фундамент, дает мне стойкость и мотивацию для работы.


— Как сложилась судьба «умной» куртки? Проект получил дальнейшее развитие?

— К моему огромному счастью, проект живет и развивается. Изначально он позиционировался как детская куртка, которая позволяет родителям отслеживать местонахождение ребенка в реальном времени, но, в конечном итоге, проект перерос в программно-аппаратный комплекс для мониторинга физиологических показателей носителя. Поводом для того стала печально известная пандемия коронавируса. Было решено поменять целевую аудиторию на курьеров, ведь они, как никто другой, нуждаются в постоянном мониторинге здоровья, особенно для предотвращения распространения болезни. Куртка должна отслеживать температуру тела, пульс, показатели окружающей среды, местонахождение курьера, а так же иметь дополнительный функционал в виде кнопки SOS и ультразвукового отпугивателя собак. Все данные передаются на смартфон и отправляются диспетчеру, который, в случае отклонения данных от нормы, принимает соответствующие действия. Проект получил хороший отзыв на мероприятии Startup Tour от Сколково, а также выиграл грант по программе УМНИК — Почта России от Фонда содействия инновациям. Сейчас ведется разработка предсерийной модели и испытания первых образцов.


— Вы можете назвать себя увлеченным человеком? И как быстро вам может надоесть одна идея, чтобы бросить заниматься ей и переключиться на что-то другое?

— Да, с уверенностью могу сказать, что я увлеченный человек. Могу просидеть за пайкой целый день, не замечая этого; не смогу уснуть, пока не найду ошибку в коде; всегда с нетерпение жду посылку с электроникой, чтоб побыстрее начать делать что-то новое. И, несмотря на наличие этой зависимости, я не скажу, что она плохо влияет на меня, ведь тратя свободное время на самоделки, я знаю, что оно проходит не впустую. Мне всегда очень сложно переключиться с проекта на проект. У меня есть такая особенность, которую я называю «инертность идей». Она заключается в размышлениях о проекте, когда он уже закончен или когда наступает необходимо заниматься другим проектом. В случае кроссовок, например, эта инерция продолжается уже три года. Доделывая прототипы, я думаю: «Ну все, это финальная версия», но на деле, уже после завершения работ, приходят новые идеи, которые лучше старых, и именно они заставляют меня возвращаться к проекту.

Кстати, в Интернете кроссовки Zoran Cyber Sneak — именно так назвал свою футуристическую модель Сергей — уже успели сравнить с обувью из фильма «Назад в будущее», и отметили, что разработка красноярца даже превосходит их технически: автошнуровка работает в нескольких режимах и управлять ей можно через мобильное приложение, в подошву встроена активная вентиляция, а за киберпанковский стиль «отвечает» светодиодная RGB-матрица, подсвечивающая кроссовки анимацией, рисунками или текстом. Сейчас кроссовки подпитываются энергией через кабель, но в планах изобретателя снабдить их беспроводной платформой для зарядки. Что еще немаловажно — себестоимость изобретения Сергея Маленюка в несколько раз ниже аналогов известных брендов.


— Сейчас главную ставку вы как раз делаете на кибер-кроссовки? Их можно носить повседневно или это больше история для коллекционеров необычных гаджетов?

— Именно сейчас я и моя команда делаем ставки на кроссовки, но уже знаем, что это будет лишь пилотным проектом. В наших планах создать бренд, совмещающий современные технологии и моду. Аргумент в сторону выбора кроссовок, как первого продукта, очень прост: во-первых, я занимался разработками конструкции уже несколько лет, а во-вторых, рынок обуви — один из самых широких в сфере одежды. Задумок на дальнейшее развитие бренда очень много, мы уже начали разработку следующего продукта, также разработанного в стиле киберпанк и напичканного технологиями ничуть не меньше, чем кроссовки. Нынешняя модель сделана для визуализации, то есть использовать ее для повседневной носки опасно для нее же самой. Связанно это со стремлением удешевить концептную модель. Серийный экземпляр, конечно, будет намного износоустойчивее, но, все же, исходя из ценовой политики, правильней относиться к ней, как к коллекционной вещи. Очень надеюсь, что задуманные планы по созданию собственного бренда осуществятся в ближайшие годы. Так как он будет связан с технологиями, мы займемся и исследовательской деятельностью — ведь технологии успевают развиваться быстрее, чем мы успеваем их применять на практике. Но в любом случае, жизнь я хочу посвятить инновационным разработкам — их созданию, изучению и внедрению. Мои изобретения, к моему же удивлению, уже слишком далеко ушли от хобби. Честно признаюсь, что знаю очень мало, как в инженерии, так и в бизнесе, но ту крупицу знаний, которая есть у меня, могу использовать на все сто процентов — это, отчасти, и есть мой талант, и не использовать его в жизни большой грех. Изучение фундаментальной физики дало мне знания, которые сейчас помогают в научно-исследовательской деятельности при разработке проектов, а грядущее обучение в магистратуре по управлению инновационной деятельностью поможет мне правильно организовать все этапы внедрения продукта на рынок. Поэтому этот как раз тот случай, когда учеба вплотную связана с моей будущей деятельностью.


Фото из личного архива Сергея Маленюка